http://www.hbf.lv

19.06.2024 @ 03:08


 

Аудиозаписи и книги
Вестард Шимкус CD

Латвия богата музыкальными талантами, но трудно найти среди молодых латышских пианистов имя, настолько привлекательное, как имя Вестарда Шимкуса.

В его игре поражают мощь крупной личности и необычное, индивидуальное мышление. В его виртуозности мы слышим отзвук золотой эпохи пианизма, когда на концертной сцене властвовал Лист, а позже - такие короли фортепиано, как Бузони, Рахманинов, Горовиц... Для Вестарда Шимкуса виртуозность - не самоцель. Он открывает в ней более глубокие пласты смысла: виртуоз как рыцарь с высокими идеалами. И самое главное, что его игра - излучение единственного в своем роде таланта.

Музыканты, одаренные сверх меры, рождаются редко. Вестард Шимкус развивается стремительно. Уже завтра он станет другим, непохожим на себя, сегодняшнего... И однажды в будущем нам выпадет счастье сказать: «А ведь мы слышали его молодым!».

Ольга Петерсон


JOHANN SEBASTIAN BACH -
(1685-1750)
FERRUCIO BUSONI
(1866-1924)
1. Chaconne from Partita No.2 for violin solo in d minor, BWV 1004

FREDERIC CHOPIN
(1810-1849)
2. Scherzo No.4 in E major, op.54
3. Polonaise-Fantaisie in A flat major, op. 61

FRANZ LISZT
(1811-1886)
4. Sonetto 104 del Petrarca in E major

WOLFGANG AMADEUS MOZART -
(1756-1791)
FRANZ LISZT
5. Réminiscences de Don Juan

FELIX MENDELSSOHN-BARTOLDI -
(1809-1847)
VLADIMIR HOROWITZ
(1904-1989)
6. Wedding March Variations from “A Midsummer Night's Dream”


Несколько лет назад, мечтая о том дне, когда выйдет мой первый сольный альбом, мы с продюсером Инной Давыдовой размышляли о возможной программе. Задача была нелегкой: найти золотую середину между собственными артистическими желаниями и тем, что большинство слушателей хотело бы услышать, чтобы получить наслаждение. Я вспоминаю разнообразные варианты программы: от монументальной, состоящей из крупных форм, до романтической, в которую вошли бы виртуозные миниатюры-транскрипции.

Наконец, в июне этого года, когда уже нужно было объявить конечный вариант программы, я решил руководствоваться несколькими основными положениями. По природе я неизлечимый романтик, посему направление программы могло бы быть романтическим. В жизни и в искусстве мне требуются контрасты, поэтому они должны были быть и в программе. Мне хотелось включить в нее ту музыку, которая мне ближе. И, конечно, произведениям надо было быть объединенными одной идеей, стилем или направлением.

Просматривая свой репертуар, я наконец дошел до варианта, где в произведениях доминирует настроение романтизированной фантазии. Вот, почему диск так и называется.

Альбом открывает величественная, словно коллоннада, Чакона Иоганна Себастьяна Баха из Второй партиты для скрипки ре минор, впечатляющую транскрипцию которой сделал для фортепиано Ферручо Бузони. Я давно люблю ее, меня восхищает в ней объединение вневременной магической старины музыки Баха с привнесенной Бузони широтой пламенеющего позднего ультраромантизма начала 20-го века, что проявляется в уникальной, как будто оркестровой, широкоформатной фортепианной фактуре. Я пробовал сбалансировать в своей интерпретации произведение Баха с работой Бузони, чтобы все это стало одной материей, где не различались бы мелодическая линия Баха и фактурная линия Бузони.

После столь экзистенциального вступления следует диаметрально противоположная музыка - светлое, счастливое, искрящееся на солнце и ясное по форме 4-ое Скерцо Фредерика Шопена. Это произведение, благодаря его целеустремленному тематическому развитию, искренней жизнерадостности и пестрой пианистической фактуре, приятно и играть и слушать. За ним следует Полонез-Фантазия - произведение, уникальное по форме не только в наследии Шопена, но и во всей фортепианной литературе. Оно, как импровизаторское состояние панорамного сна или транса, где время от времени издалека является ритмический мотив, характерный для полонеза. Сначала он в дымке светлой грусти, но в конце пробивается, залитый светом, как мощная всеобъемлющая кульминация.

Ностальгический покой, который только иногда перемежается с воспоминаниями о прошлых бурях, вносит в программу альбома 104-ый Сонет Петрарки Ференца Листа. Это произведение в моем репертуаре вот уже восемь лет (остальные я выучил сравнительно недавно), поэтому за это время моя концепция изменилась от сверхстрастной, буйной (почти «подростковой») до более уравновешенной и певучей. Такова она и в этой записи - будто читаешь старинную, пыльную, но мудрую и ценную книгу.

Для контраста - точно падение в медвежью берлогу, следует «бесконечная», головокружительная, технически сложная «до мурашек» Фантазия Листа на темы оперы Вольфганга Амадея Моцарта «Дон Жуан», которую я считаю наиболее отточенным по форме и смыслу произведением Листа среди всех его парафраз и транскрипций. Наверное, не такое уж великое умение протараторить эту музыку громко и быстро, превратив ее в бессмысленный и бесформенный звуковой хаос. Поэтому я старался выделить в ней моцартовскую утонченность и аристократичность (конечно там, где музыка требует), в то же время не пряча, а иногда даже делая ярче листовскую фортепианную пиротехнику и прочие кричащие спецэффекты, достойные Голливуда, но только пропорционально их отношению к заключенной в сложной фактуре Листа простой и галантной музыкальной мысли Моцарта.

Альбом заканчивается похожим по настроению, но еще более наполненным юмором, знаменитым «Свадебным маршем» Феликса Мендельсона в транскрипции Владимира Горовица. Это произведение не существует в нотах, потому что сам Горовиц, хоть и исполнял его частенько как «бис» в своих концертах, но так и не зафиксировал на нотной бумаге. После смерти Горовица многие талантливые пианисты (среди них Валерий Кулешов и Аркадий Володось) выучили Марш по слуху, проигрывая вновь и вновь запись и стараясь повторить на фортепиано или набросать на бумаге хотя бы часть нот из этих многих тысяч. Какое-то время назад мне, не знаю, почему, тоже вдруг захотелось проверить возможности своего абсолютного слуха и, так как это произведение меня крайне интересовало, я взялся за дело. В результате через пару дней оно уже было у меня в пальцах «нота в ноту». И я завершаю этот альбом крупных или средних форм, этим небольшим и приподнятым по настроению произведением - так сказать, с улыбкой.

Над записью альбома я работал три дня в конце июля и начале августа 2003 года в 1-ой студии Латвийского радио. Для пианиста, по крайней мере, для меня, нет ничего труднее, чем записываться в студийных условиях, потому что я следую принципу не выглядеть лучше, чем я есть на самом деле, и выпускать свои записи без единой монтажной склейки. Сконцентрироваться и сыграть проникновенно и совершенно в техническом смысле каждое произведение с начала до конца, как только в студии загорится красная лампочка, и не монтируя ничего потом - такая работа забирает мои физические и духовные силы, всего меня,.

И все же я счастлив, что все получилось так, как я задумал. С чистым сердцем могу сказать, что сегодня вряд ли я бы мог сыграть лучше. Но я понимаю, что меняюсь, поэтому возможно, что вскоре мой взгляд на произведения, включенные в альбом, и вообще на музыку, снова изменится. Но мне интересно не останавливаться. А здесь вы можете слышать мое восприятие музыки, каким оно было летом 2003 года.

Я хотел бы сказать свое сердечное спасибо папе, маме, сестричке, моим учителям - Руте Швинке, Лигите Муйжарае, уже покойному Теофилу Бикису, Сергею Осокину, Даниэлу Поллаку, моим спонсорам и всем, кто меня поддерживал, а также Инне Давыдовой и Модрису Берзиньшу за неоценимый и неиссякаемый вклад в создание этого альбома.

Особенное спасибо - пианисту и профессору Дмитрию Башкирову за вдохновляющие советы по интерпретации, без которых все записанные на диске произведения звучали бы во многом иначе...

Вестард Шимкус


Вестард Шимкус обладает прекрасным звуком, разнообразием красок и отличной техникой. Большой талант!

Профессор Дэниэл Поллак, США

Вестард Шимкус - ФЕНОМЕН! Он обладает выраженной личностью, уверенностью в себе и техническим блеском. Пусть кто-то говорит о том, что эпоха классической музыки закончилась, но, если вы слышите игру Шимкуса, то можете быть уверены, что с классической музыкой все в порядке.

Пааво Ярви, главный дирижер
Симфонического оркестра Цинцинатти, февраль, 2003


Диск продается на всех концертах Фонда Германа Брауна. Его можно приобрести и в бюро фонда по адресу Рига, улица Яня, 3. Принимаются и заказы по телефону (+3717205444), факсу (+3717205447), мобильному телефону (+3716015035), электронной почте hbf@hbf.

© Hermaņa Brauna fonds & Nordik IT, 2002-2003